Рейтинг@Mail.ru

Авторские рассказы, стихи и приколы

Рассказ Пополам


Как и многие другие рассказы о любви, этот рассказ не о вселенском счастье. «Любовь несбыточна лишь в том она прекрасна». Если этот рассказ о любви навеет вам легкую грусть или даже выдавит слезу — хорошо. Хорошо что вы не разучились чутко чувствовать мир вокруг себя.

Пополам.

На столике в маленькой кухне обычной хрущевки стояли электронные часы. Зеленые крупные цифры показывали пять пятьдесят девять. Еле слышным электрическим щелчком девятка превратилась в ноль и запищал будильник установленный на шесть часов. В это же самое время раздался свист закипающего чайника, который все нарастал. В кухню вошел человек. Крепкий старик на вид был не старше семидесяти. Седые, густые волосы были слегка растрепаны. Из под по-прежнему черных, широких бровей, смотрели карие глаза. Он выключил чайник, щелкнул кнопкой на часах выключив будильник и занялся приготовлением чая. По полу быстро протопали лапки кота, который в один прыжок запрыгнул на стол рядом с хозяином.

-Ага, хулиган! Проснулся!

Кот мяукнул в ответ и замурчал, крутясь на столе и подняв хвост трубой. Старик погладил его по пушистой черной шерсти.

-Это ты соскучился или проголодался а? Признавайся!

Кот продолжая мурчать, терся о ладонь хозяина.

-Ну сейчас мы тебя покормим толстая ты морда, нахальная.

Морда у кота была действительно не очень деликатная. На вид он больше напоминал маленькую рысь.

 

В парке было свежо. Майское утро еще не баловало нежной теплотой поздней весны. Старик шел, прогуливаясь и вдыхая запах еще юных листьев каштанов, растущих по обеим сторонам аллеи. Чуть в стороне были уютные лавочки. Выбрав одну из них, он сел сложив руки на коленях.

-Чудесное утро. Весна. Удивительно, сколько лет прошло, а я все так же люблю этот запах и он совсем не изменился. А еще, когда летним вечером пройдет дождь, запах мокрой листвы и прибитой пыли.

Сотовый телефон запиликал свою не затейливую мелодию. Старик порывшись в кармане ветровки вытащил его.

-Слушаю! Уверенно прозвучало в телефон.

-Привет дед! Проснулся?

-Проснулся Мишка, проснулся. Это вы молодые все спите, а мне спать лень.

-Па, ну я то для тебя может и молодой, да только не ты ли мне песню в прошлом году пел? Сорок пять сорок пять Мишка ягодка опять.

Старик не громко посмеялся.

-Сорок пять сынок это чудесный возраст. Ты еще молодой совсем. Вообще в любом возрасте есть свои радости. В конце концов, это всего лишь цифры. На самом деле мы такие же молодые, как и раньше только кроме нас этого никто не видит.

-Кстати о цифрах. Если мне память не изменяет, кому-то     сегодня стукнуло две семерки. Не знаешь таких?

-Даже не догадываюсь, улыбаясь сказал старик. Я молодой еще, у меня таких пожилых знакомых нет.

-Да? Ну тогда я тебе напомню и не я один. Готов?

-Готов сынок. Улыбаясь сказал старик.

В трубке хором прозвучало:

-С днем рождения дед Леша! Детский звонкий голос прокричал: — мы тебя любим!

-Спасибо, спасибо дорогие.

-Слыхал дед? Всей семьей пораньше встали тебя поздравить.

-Я вас тоже очень люблю. Вас сегодня ждать? Получается у тебя приехать?

-Нет пап, на следующей неделе к тебе приедем. Сейчас никак не могу дел много очень. Сейчас вот жена тебе скажет пару слов, а я на работу побежал, пока-пока.

 -Пока Мишка.

 

На кухне на маленьком столе стояла бутылка вермута и один бокал. Немного пюре и селедка лежали в тарелке. Дед Леша задумчиво смотрел в открытое окно, за которым ветерок шелестел листьями. У его ног улегся кот. Он лежал на тапочках хозяина, жмурясь на дневной свет. Сотовый лежащий тут же на столе загудел и затянул все ту же мелодию.

-Ало.

-Леша привет. В трубке прозвучал женский голос.

-Привет Марина.

-С днем рождения тебя. Мишка звонил уже?

-Да поздравлял. Спасибо.

-Да не за что. Что ты там один сидишь? Мишка говорил не приедет на этой неделе.

-Да жду ко мне приятель прийти должен. Как там твой? Простуду полечили?

-Да все хорошо. Вы мужики, будто дети малые все за вами смотри, чтобы одевались по погоде.

-Ну и славно, в нашем деле главное не болеть.

С другой стороны трубки послышался отдаленный мужской голос. Марина с кем ты там?

-Это точно. Ну ладно я побежала дел много.

-Да-да беги.

Телефон трынькнул оповещая об окончании, соединения и медленно потух.

Конечно в этот день Алексей Иванович никого не ждал. Он не любил свой день рождения. Очень уж странной казалась ему традиция шумно отмечать этот праздник. Сын ему позвонил, помнит старика. Даже бывшая жена не забыла, поздравила. Хотя у нее все как всегда записано. Ну и ладно будет.

Дед Леша смотрел в окно неспешно потягивая вермут из бокала. Вдруг телефон сново завибрировал.

-Удивительно кто это может быть. Ало?

-Лешенька здравствуй.

-Здравствуйте, прошу прощения не узнаю. Что-то в уставшем голосе звонившей женщины было знакомое и теплое. Алексей Иванович, немного сдвинув брови, пытался вспомнить его.

-Ирина?

-А я уже думала придется представляться. По ее голосу было слышно, что она улыбнулась.

-Ира! Как ты нашла мой телефон?! Я очень рад тебя слышать. Густые брови старика разошлись а на лице появилась широкая улыбка. Погоди я сейчас дух переведу, а то уже не мальчик, сейчас инфаркт на радостях получу.

-Женщина звонко рассмеялась.

-У тебя все такой же смех. И голос. Будто и не прошло столько времени.

-Да, давно мы не слышались не виделись. С днем рождения тебя кстати Дед Леша.

-Че это я дед? Это я вон для внуков дед, для твоих внуков, между прочим, ты тоже не девочка. Давай как с начала, я Леша и даже не Иванович. Наигранно возмутился старик.

-Ты чего это там насупился?

-Это я балуюсь. Алексей Михайлович улыбнулся. Ира, а я вот только сегодня утром вспоминал тебя.

-Да ты что, и что вспоминал?

-Да все вспоминал. От самого начала. Сколько мне лет было то, восемь. Я тогда в тебя сразу влюбился.

-Помню конечно. Помню мальчик мой.

-Ну вот это уже лучше а то дед, дед.

Ирина рассмеялась в ответ.

-Леша, а расскажи мне все что ты сегодня вспоминал.

-Могу и рассказать, а ты что забывать стала?

-Нет, просто хочу слышать твой голос.

Алексей Иванович улыбнулся.

-Ну хорошо. Начну все от самого начала. Если что где упущу ты меня поправляй договорились?

-Конечно. Ответ прозвучал так тепло, что Алексей Иванович некоторое время молчал в телефон и улыбался, перед тем как начать свой рассказ.

 

-Мам я гулять! Мальчуган быстро обувался. Вьющиеся темные волосы были слегка взлохмачены.

-Только далеко не уходи скоро обедать. Мать вышла с кухни и глянула на сына. Высокая статная женщина с карими глазами. Она осмотрела его с ног до головы. Рубашку застегни на пузе, а то, как босяк.

-Хорошо мам.

Мальчуган быстро застегнул пуговицу. Мать улыбнулась. Поняв по улыбке, что он может бежать, мальчуган выскочил за дверь.

Быстро сбежав по лестнице в низ, мальчик выскочил во двор. Летний день встретил его сверкающим солнцем, от чего он на мгновение зажмурился. Чуть привыкнув к свету, Леша увидел, что возле турника и брусьев, стоящих во дворе уже крутится детвора. Взлетев привычным способом наверх, мальчуган уже раскачивался на турнике. Подтянуться он не мог, но раскачиваться у него получалось очень хорошо. Болтая с детьми и то влезая на брусья, то спускаясь вниз мальчик не заметил как рядом с ним появилась неизвестная ему девочка. Увидев ее он замер. Из под красивых густых бровей, блестели озорные зеленоватые глаза. Тоненькая и очень складная, она была явно немного старше гуляющих вокруг детей. Леша никак не мог оторваться, рассматривая ее. Девочка увидев это спросила

-Как тебя зовут?

-Леша. растеряно ответил мальчик.

-Меня Ира. А покажи, как ты залазаешь на верх? Она показала рукой на брусья.

Леша охотно кивнул и полез в верх. Когда он был уже там, Ира последовала его примеру и оказалась рядом. Они сидели рядом, там на перекладине.

Что-то очень не обычное чувствовал мальчуган. Он никак не мог отвести от нее глаз. Ира что-то     спрашивала, он, что-то     отвечал и сам задавал вопросы. Но будто бы это и не с ним было. Он видел только ее глаза и улыбку. А из их разговора он запомнил только ее смех. Звонкий и искренний. И то, что она приехала сюда к бабушке, а живет в другом городе.

С этого дня Леша не мог не думать о ней. Ему хотелось говорить с Ирой вечно, или вечно молчать рядом с ней, но так чтобы ее видеть. Они подружились. Не смотря на то что Ира была старше на целых четыре года, она вполне легко находила общий язык с Лешей. А он ждал, когда она выйдет гулять во двор. Каждое утро, он, только проснувшись, бежал на улицу. Из квартиры Ириной бабушки выходил балкон во двор. На против него, под виноградной беседкой были лавочки и столик, где вечерами по выходным гремели баталии в домино. Там Леша и сидел с раннего утра, не сводя глаз с балкона. Постучать в дверь и спросить выйдет ли Ира гулять, он стеснялся, поэтому ждал. 

           Лето быстро прошло и Ира уехала. Когда они прощались, то обменялись почтовыми адресами, чтобы можно было переписываться. Полетели письма. Потом полетели листья. Падал снег. Снег таял, и первые почки появлялись на деревьях. Леша ждал лето. Оно приходило и все повторялось вновь. Прошло четыре года.

           В один из летних вечеров на дальней лавочке уже подросшие дети весело смеялись. Они играли в незамысловатую игру. Самым младшим был Леша. Одним из аспектов игры было то, что при определенной ситуации один из играющих должен был поцеловать другого. Особенно смешно было, когда оба оказывались мальчиками. И вот, случилось так что Ира должна была согласно правилам, поцеловать Лешу. Так как это было очень стеснительно дело, остальные участники игры, похихикивая, отвернулись.

-Ну? Чего ты ждешь. Не громко спросила Ира.

Леша смотрел на нее своими карими глазами. Он так хотел поцеловать ее. Но он уже не раз признавался, что любит ее, а в ответ были слова о дружбе.

-Ира, ты же знаешь, как я к тебе отношусь. А я знаю, что я для тебя только друг. Поэтому я не буду тебя целовать, а ты не целуй меня. Я этого хочу, но не хочу, чтобы было так.

Она удивленно смотрела на него. Леша поднял руку к губам и громко чмокнул себя в тыльную сторону ладони, имитируя звук поцелую.

Кончилось лето. Кончились теплые дни и летели листья. И так мало писем. И падал снег, и таял, пробегая ручейками по старому двору. Прошло два года. За это время Леша вырос и вытянулся. Он уже был подростком и можно было угадать, каким он будет еще немного позже. Он не видел Иру два года. Он не получал писем и уже перестал ждать ее. Лето только началось и вечерами было еще прохладно. Леша с друзьями был во дворе.

-Леша, а я вот кое-что знаю, но тебе говорить не стану. Широко улыбаясь сказал Вова.

-Что это ты такое знаешь?

-А вот не скажу, меня просили не говорить. Вова все так же широко улыбался.

-Тогда зачем ты мне это говоришь?

-Чтобы ты поволновался, что же это за новость такая. Уже хихикая, сообщил Леше его друг.

Леша недовольно хмыкнул. Через несколько минут во двор вышла Ира. Она улыбалась и шла к ним. Ребята вскочили и радостно загалдели приветствуя ее. Она уже была девушка. Очень красивая девушка семнадцати лет. Леша встал и улыбаясь сделал шаг в ее сторону. Ира быстро поздоровавшись со всеми на расстоянии, быстро подбежала, обхватила шею Леши и чуть встав на носочки, поцеловала его губы.

В то лето она приехала всего на несколько дней. Он снова тонул в ее глазах, целовал ее губы но она быстро прятала их, отворачиваясь и улыбаясь.

-Не все сразу.

-Я люблю тебя.

-Ты очень хороший…

Письма. Это то, что было у него. Время, это то, что мучило. На следующий год они снова встретились. Они гуляли по вечерним аллеям держась за руки. Они целовались. Боже как пьянили ее губы. Как темнело в глазах, когда он просто слышал ее дыхание рядом с собой.

Он хотел ее. Хотел никуда не отпускать. Но пришло время, и он провожал ее на вокзал. И когда она заходила в электричку в его глазах предательски плясали слезы.

-Я приеду. Ты только так же жди меня, как и раньше. Зимой на каникулах я приеду к тебе. К тебе слышишь? Не к бабушке. Я приеду в этот город к тебе.

Листки в клеточку. Летопись его любви. Фотография с подписью на обороте «Я думаю о тебе не только как о друге» его надежда.  

Зимой она приехала. Зимой она была его. Он видел в ее глазах, что ей было грустно. Он не хотел знать, что или кто был причиной. Она была его. Это было главным. Он лежал рядом с ней, обняв ее изящное тело и не верил что это возможно. Он говорил как любит, глаза кричали что она, его жизнь. Ира лишь целовала его губы в ответ.

-Мой хороший…

Потом она уехала и обещала что вернется. А он ждал. Все понимая сердцем.

Она еще несколько раз приезжала. Они виделись говорили. Он целовал ее. Но не повторилось ничего из той зимней сказки, которая случилась однажды. Потом она перестала приезжать. Леша переехал из того двора. Лишь иногда его друзья, оставшиеся в том дворе, рассказывали о том, что слышали про ее жизнь.

Вышла замуж.

Родила ребенка.

Приезжала, спрашивала, как тебя найти.

Года летели, кружа снегами и листьями. Взрослая жизнь вертелась волчком. Леша женился, развелся. Однажды когда после их последней встречи с Ирой прошло десять лет она нашла его. Он так боялся этой встречи и так ждал ее. Они о чем-то     говорили, смеялись, рассказывали друг другу как живут.

-А ведь ты знаешь, скоро будет 21 год как я тебя полюбил.

-Боже как много…Не говори мне больше такие страшные цифры. И ее звонкий смех…

-А знаешь, я уже тогда в пятнадцать знал, что ты никогда не станешь моей. Чувствовал.

-Почему?

-Я был тем, к кому хотелось вернуться, но нельзя было остаться. Мне хватало и этого.

-Не говори ничего…поцелуй меня…

И вновь она уехала. Лишь одно короткое письмо отправил он ей тогда.

 

Каждому человеку дается душа. У кого-то это сарафан, у кого-то пиджак с запонками весь такой блестящий и лощеный. И не дай бог тронуть эту красотищу! Руки прочь! У кого-то вместо всех этих одеяний майка алкоголичка, заляпанная жиром и чем-то     красным похожим на соус. Меня судьба наградила рубашечкой. Самой обычной хлопковой рубашкой в крупную синюю клетку. Когда-то давно я расстегнул ее для одной девочки и держал открытой довольно долго. Ветер дул мне на грудь, дождь поливал меня. Солнце сушило мою рубашку своими лучами, ткань потихоньку выцветала. Однажды стало понятно, что хоть распахни ее целиком, ничего не изменится. Я очень расстроился и ухватив себя за воротник я разорвал ее и она повисла кусками на теле. Время шло. Все больше рвалась рубашка, все больше дыр в ней появлялось. И вот однажды я посмотрел на себя и увидел синюю рванину, болтающуюся кусками на теле. Не дело подумал я. Надо бы зашить да застегнуть покрепче. Долго я штопал и кроил. Заплатки ложились криво, швы были не ровные. Получилось не очень красиво, но довольно надежно. Застегнувшись под горло разномастными пуговицами, найденными где придется, я продолжил жить. И вот случилось так, что я снова встретил ее. Ту, для которой однажды расстегнул свою синюю рубашку в клетку. Я сильно вдохнул аромат ее тела, и рубашка затрещала. Мне мешали пуговицы и швы чтобы дышать полной грудью и я снова рванул, ухватив за воротник. Я еще чувствую вкус ее губ, я еще вижу ее глаза. Рубашка моя висит лоскутками, смешно помахивая заплатками. На столе иголки, нитки, но штопать я не готов. Пусть немного поболтается так. Заштопать я ее всегда успею. Спасибо тебе, что ты есть. Живи счастливо и улыбайся, у тебя очень красивая улыбка.

 

И снова помчались годы, кружа свою карусель из людей и событий. Леша стал отцом, мужем. Но спустя какое то время снова развелся. Ира все так же была где-то     далеко. Будто бы и не настоящая вовсе, а как невероятный сон случившийся однажды. Они виделись еще пару раз. И оба этих раза, их время убегало очень быстро. Так быстро, что вся их нежность казалась только сном.

 

-И вот Ира прошло больше двадцати лет. И я говорю с тобой.

-Ты все еще говоришь мне эти ужасные цифры…

-Я ничего не забыл?

-Я бы добавила кое-что, но совсем не хочется этого делать. Голос ее дрожал. Скажи а ты бы хотел что-то     изменить в жизни?

-Даже боюсь об этом думать. Увы я не смогу этого сделать. Зачем же расстраиваться. В жизни и так полно огорчений.

-А я часто вспоминала о тебе. И думала, что может быть все должно было бы быть не так.

-Знаешь что я думаю. Я думаю, что нам кто-то     выдал одно большое счастье на двоих. Пополам, половину тебе половину мне. Но мы так и не смогли собрать их в одно. Сначала не случилось, потом было страшно менять что-то     . Потом было поздно это что-то     менять…

-Но ведь это все неправда. Можно было все изменить в любую секунду.

-Но тогда то казалось все иначе. В любом случае то время что мы провели вдвоем это лучшее время, хоть его было так мало.

Ирина молчала, Алексей Иванович тоже молчал. По его щеке быстро промчался тоненький ручеек прыгая по морщинам. Вдруг он улыбнулся и сказал.

-Вот видишь Ириша у нас есть даже о чем помолчать.

-Ты прав как всегда.

-Расскажи как у тебя дела? Как здоровье? В нашем возрасте задавать такие вопросы уже прилично.

-Дела, да какие в нашем приличном возрасте дела. Я вот в больнице лежу. Обследуют меня.

-Что стряслось? Настороженно спросил Алексей Иванович.

-Да в целом все нормально. Не хочу об этом говорить. Я хотела услышать твой голос и мне это удалось. Мне сейчас на процедуры уже пора, так что давай будем на связи. Я позвоню еще на неделе.

-Хорошо Ириша ты береги себя там.

-Буду. Целую тебя нежно-нежно мой дедушка.

-Ну начинается! А я тебя, бабушка!

 

 

Утренний чай был налит в кружку. Кот как и всегда вертелся у ног хозяина. На маленькой кухне ничего не изменилось за прошедшую неделю. Алексей Иванович не спеша потягивал чай.

Уже неделя прошла. А она так и не перезвонила. Уже не молодые то совсем. Неделя уже не малый срок. Позвоню-ка я сам. Алексей Иванович подошел к холодильнику, на котором лежала потрепанная записная книжка. Он плохо владел телефоном, поэтому по старинке все важное записывал ручкой. Держа телефон в одной руке, второй он начал набирать номер. Старшая внучка всегда смеялась, когда видела, как он сосредоточенно это делает. Пошли гудки. Мужской голос ответил:

-Да слушаю.

-Простите, я звонил Ирине Викторовне я правильно набрал номер?

-Да, кто ее спрашивает?

-Видите ли это ее старый знакомый из города…

Мужчина не дослушав перебил его.

-Я ее сын. Она умерла пять дней назад.

Алексей Иванович безвольно опустил руку с телефоном в низ и тот упал на пол.

-Ало. Ало. Несколько раз донеслось из лежащего на полу телефона. И он погас.

Алексей Иванович сидел на стуле смотря перед собой. Острая боль в сердце не утихала. Чуть-чуть подождав когда она затихнет, он аккуратно поднялся и пошел в комнату придерживаясь за стены.

-Пойдем, пойдем Пуся. Надо немного полежать. Обращаясь к коту сказал старик. Кот недоуменно смотрел на хозяина.

Немного не дойдя до дивана, старик почувствовал будто бы к сердцу притронулись чем-то     очень холодным. Ноги перестали слушаться, и он упал на пол. В голове все закружилось волчком. В ушах, сильно шумело. Вдруг, наступила тишина. Но ничего не было видно. Потихоньку темнота отошла, и Алексей Иванович увидел аллею. Ту самую Аллею по которой когда-то     давно он гулял с Ириной. Она стояла полу боком улыбаясь. Такая же молодая и красивая как тогда. Он сделал несколько шагов к ней. Ирина протянула ему руку, Алексей протянул свою в ответ. Постояв немного и глядя друг другу в глаза, они двинулись вперед. Такие же молодые как много лет назад. И у аллеи не было видно конца. Вдруг он остановился и сказал ей:

-Вот видишь Ира, у нас все с тобой пополам. Голос его звучал с легким эхом.

-Нет Леша, теперь у нас все на двоих…  

 Ангельев Дмитрий

короткие рассказы и заметки