Undefined error: mysql_connect(): The mysql extension is deprecated and will be removed in the future: use mysqli or PDO instead в файле /var/www/zakaz-sthiov/data/www/xn----7sbabicgqamcmxw1am3cs2d2i.xn--p1ai/modules/core/database/mysql.php (строка 57) 3я Глава фентези Радогаст — Короткие рассказы про жизнь, Рассказы о любви, Заметки, отзывы, статьи. — Радогаст (фентези роман первые главы) — Стихи Рейтинг@Mail.ru

Авторские рассказы, стихи и приколы

Радогаст глава 3 (между викингами и упырями)

Глава 3 (между викингами и упырями)

На схождении четырех дорог стоял обнесенный крепким частоколом постоялый двор. Место, излюбленное для остановки купцами. Караваны идущие в любую сторону, так или иначе, появлялись тут. На большом дворе всегда было шумно. Кто-то уезжал, кто-то останавливался на ночлег. В Общем доме всегда вкусно пахло жаренным мясом и хлебом, а аромат хмельных медов к вечеру плыл по всему двору. Вечерами в общем доме играли свирели, и гусли, а гости были веселы и неутомимы. Бывало, что купец оставался здесь на неделю, хотя планировал переночевать одну ночь. Сюда под видом простолюдина и прибыл князь Лют.

В открытые ворота верхом на рыжей невысокой лошади въехал всадник. Он проскакал вдоль стоящих купеческих кибиток и телег в сторону конюшни. Возле которой, стоял молодой парень лет шестнадцати, рыжий с большими щелями между белых зубов. Он приветливо улыбнулся и указал на стойло недалеко от входа. Всадник направился туда. Парень подбежал, стараясь помочь гостю, попытался распрячь лошадь.

-Ненужно я скоро уеду. Присмотри за конем. Путник достал из-за пазухи небольшой кусочек серебра и протянул парню. Тот не веря своим глазам, огляделся по сторонам. Никого, не обнаружив, в пояс поклонился.

-Спасибо тебе добрый человек, чем я могу помочь тебе? может…

-Ничего не нужно. Перебил путник. За конем присмотри и все.

Парень еще раз поклонился в пояс.

-Присмотрю! Глаз с него не спущу!

Путник не говоря ни слова, направился к выходу из конюшни.

Рыжый парень поторопился спрятать свою награду, где-то за пазухой в своих грязных одежках.

Заросший, с не ухоженной бородой, в простой одежде, и длинным ножом на поясе вместо меча. Князя нельзя было узнать. Он вошел в двери общего дома и обвел глазами зал. В дальнем углу в полу тьме он увидел отблеск метала и всмотрелся. Так могла отсвечивать только кольчуга. Лют не спеша, двинулся туда. По мере того как он приближался, сидящий за столом в полу тьме человек, стал различим. Князь узнал его. Все так же не спеша, Лют молча подошел к столу и сел так чтобы видеть все, что происходит вокруг.

-Здоровья тебе князь. Тихим басом прозвучало над столом.

-И тебе здоровья Трувор. Узнал что ль меня?

-Увидел бы, где в другом месте, не узнал бы. А так ждал тебя. Да и здешние люди вряд ли сели ко мне за стол, с таким спокойствием.

Князь посмотрел на Северного конунга. Действительно вряд ли кому-то захотелось присесть к такому человеку. Здоровенные ручищи, держали глиняную кружку с медом так, что ее почти не было видно. Белые усы были не длинные, но длинная борода, заплетенная в косы, была ниже груди. В почти прозрачных глазах голубого оттенка не было видно никаких эмоций. От левого глаза, в низ до бороды залег глубокий рубец.

-Да. Тут ты прав. Выглядишь очень доброжелательно.

Трувор улыбнулся, правда улыбка его была больше похожа на оскал, от чего его вид стал еще более устрашающим.

-Меда то, не много выпил? А то разговор у нас долгий будет и серьезный. Князь внимательно всмотрелся в ничего не выражающие глаза собеседника.

-Не много князь. Второй кувшин только. Но если тебя это беспокоит, я перестану.

-Пей. Но только новый кувшин меда здесь не появится, пока мы не закончим разговор. 

Трувор одобрительно кивнул и как мог, показал всем видом, что готов выслушать князя.

Лют придвинулся чуть ближе к столу.

-Наш уговор с конунгами Тъяльви, Кнутом и тобой Трувор в силе. Но есть некоторые изменения.

Трувор продолжал внимательно смотреть на князя.

-Вы вторгаетесь в земли Круглецкие и осаждаете несколько крепостей. Северные районы все в вашей власти. Без жертв не обойтись. Борун не будет вам мешать. Он будет собирать войско под Круглецком. Одновременно он попросит помощи у меня и у Княгини Дежени. Если все пройдет удачно, возможно я буду опекуном княжича. И фактически просьба помочь будет обращена ко мне. Я незамедлительно собираю ополчение, и всех воинов Дежени и выдвигаюсь на помощь Боруну. Тогда же, отдаю приказ гонцам скакать в мои земли за помощью. Но прибудут они туда не очень спешно. Мои войны прибудут к Круглецку с опозданием. Как только верный человек Боруна известит вас, что войско вышло из Дежени, вы быстро берете осажденные крепости. Там будут люди, которые откроют ворота. Сразу же после этого вы окружаете город Круглецк застав врасплох еще не готовые к войне отряды ополчения. Тут крови как можно меньше. Берите людей пленными.

Князь остановился всматриваясь в лицо конунга, пытаясь понять слушает ли он его. Уж очень пустыми казались Люту прозрачные глаза викинга.

-Пока все выглядит довольно скучно князь. Но я продолжаю слушать тебя. Говори. Пробасил Трувор.

-Так вот. Продолжил князь. Этой, неожиданной атакой, вы исключите большую часть армии Боруна из игры. Далее, оставив малую часть войск в городе, идете в сторону Дежени.

Лют полез за пазуху и достал от туда сложенную, тонко выделанную кожу. Он развернул ее на столе. На коже была начертана подробная карта всей северной стороны.

-Вот сюда, ткнул пальцем в карту Лют, вы должны идти. К этим холмам. Часть пешим ходом часть на ладьях по речушке вот в этом месте. Лют снова, указал пальцем район на карте. Здесь вы и встретитесь с армией из Дежени. Это единственный путь, по которому быстро можно дойти до Круглецка. Более того, перекрыть путь вашим войнам можно только на этом направлении, иначе вы сможете рейдом пройти по западной или восточной части княжества совершенно безнаказанно. Поэтому даже если не я, буду управлять армией, встретитесь вы именно здесь.

-Это ясно. Знаю я то место, о котором ты говоришь. Хорошее, удобное. Викинг кивнул, показывая, что готов слушать дальше.

-Мои войска будут подходить с запада, и я постараюсь чтобы они не успели. В случае если что-то пойдет не по плану, я обязательно сообщу. Но мои воины не будут вступать в бой. Вы же, ударите между этими холмами. Раз ты бывал там, то знаешь, что на холме расположиться не выйдет ни у кого. Очень там густая чаща. Встретитесь вы на равнине. Участок довольно узкий. Возможности для конной дружины ограничены, это вам на пользу. На левом фланге вы по реке спуститесь ниже и высадившись вот тут, указал Лют на карту, очень удобное место и оборонять его тяжело.

-И вот мы уже в тылу получается. Этот фланг я поведу. Места мне знакомые быстро выйдем куда следует.

-Правый фланг пойдет вокруг холма. Продолжил Лют. Тут не густые леса и холмы. Конница Дежени здесь тоже бесполезна. 

-Складно ты говоришь. Ну а если не ты будешь командовать дружинами? Я бы на их месте конницу сзади оставил. Чтобы и обход отразить и ударить в нужное место, если ряды дрогнут.

-Если сзади оставит не страшно. Числом то вас больше будет да и окружите их с обеих сторон. А вот если в лоб бить будут, тут уж вы тоже не оплошайте. Если от меня зависеть будет я прикажу в пешем бою большинству всадников сражаться. Ну а если не я буду командовать… Ну не мне же вас учить. Не первый раз в набеге.

-Разгромим, не волнуйся. Мы весь запад в страхе держим. Горделиво сказал Викинг. Да и на восток хаживали. А спрашиваю я на случай если тут у тебя тоже план, каков имеется. А так, мне и место знать достаточно.

-Ну вот и ладно. Кстати скажи, где нынче ваш воинственный собрат Сигурт? Нет ли его где не далече?

-А что это ты про него вспомнил то князь? Он нам не помощник в деле этом. Он клятву давал, что не вторгнется в земли ваши и на помощь придет в день лихой. Тебе ль не знать что он с вашим берсерком Ратибором побратим. Про их поход на Златоград до сих пор наши скальды поют.

-У нас тоже об том песни складывают. И если не знал ты, я тоже был там. Недовольно сказал Лют. Спрашиваю я от того, что, перед отъездом моим донесли, что княгиня за Ратибором послала гонцов своих.

-Хвала Одину! Рявкнул Трувор.

-Тише ты! Прошипел князь оглядываясь по сторонам.

Широко скалясь, Викинг налил себе в кружку меда. Высушил ее в один глоток и стукнул донцем о стол.

-Если в силах Ратибор, то славная сеча будет! С ним сойтись честь для любого из нас! А то одни козни да договоры!

-Ладно, ладно не шуми Трувор. Будет вам сечь в любом случае. Ты дальше слушай. Как победу одержите, я войска свои назад отведу. Буду ополчение собирать вооружать. Чтобы прийти на выручку братскому княжеству и изгнать вас. У вас же будет две луны, чтобы грабить Дежень и города поменьше, да села. Что вы будете делать эти два месяца мне все равно. Но по исходу их, я выдвинусь на стольный град. Просто отступить нельзя вам. Мне тут победа нужна.

-Хочешь победу, сразись князь. Улыбки как не стало на лице Трувора. Он смотрел своими холодными глазами на князя.

Лют недоуменно посмотрел на Викинга.

-Что ты имеешь в виду Трувор?

-Прийти в ваши земли мы придем. Сражаться с дружинами Дежени будем. За победу мы возьмем причитающееся. Согласно нашему договору, уйдем сами из земель. Но жертвовать войнами своими и честью не станем. Хочешь победы? Сразись с нами князь.

 

-Ты не дослушал конунг. Лют старался не подавать виду, что ответ викинга его напугал. Я не прошу вас жертвовать честью и вашими людьми. Когда пойдете в поход наймите несколько тысяч диких северных племен. С ними я и сражусь. А вы на тот момент уже покинете город Дежень. Так выйдет, что и вы сами ушли, и я вроде как победу одержал. Но не над славными войнами севера, а над дикарями и вождями их.

-Не понимаю тебя князь. И даже пробовать понять, не стану. Другой ты. Не воин. Но по рукам.

Викинг протянул руку князю. Тот протянул в ответ. Когда после рукопожатия князь, уже хотел убрать руку, Трувор сильно сжал предплечье князя. Люту казалось, что он даже почувствовал как хрустят его кости. Глядя князю в глаза викинг сказал.

-Но дикарей этих контролировать мы не станем. И бой вместе с ними не пойдем. Разрисованные псы! Знаешь ли ты князь, что для них честь съесть побежденного врага?

Лют молчал и делал вид, что он совершенно спокоен.

-А знаешь ли ты князь, что они с детьми врагов делают? Не успокаивался викинг.

-Знаю Трувор. Достаточно. Перебил конунга, Лют. Главное что мы договорились. А жертвы эти они во благо.

-Тебе виднее князь. Уже спокойно сказал викинг, наливая в кружку оставшийся мед. Твои люди, твоя страна. Мне все равно, что вы делаете со своими людьми.

 Викинг осушил кружку.

-Трувор. Ты так и не ответил мне, где сейчас Сигурт?

-Сдается мне ты переживаешь, не придет ли он на помощь Ратибору. Не переживай князь. Сигурт сейчас в походе. Вернется не раньше следующей осени. Иначе бы мы с тобой другой разговор вели. И награда наша, повесомей должна была быть. А к тому времени как он вернется, дело будет сделано. 

Лют довольно кивнул викингу.

-А теперь князь, если больше сказать тебе мне нечего, я еще меда возьму, уж больно хорош он!

-Возьми Трувор, возьми. Все что планировал, мы с тобой обсудили. Ну, а я, пожалуй отправлюсь в обратный путь.

-Как знаешь князь. Безразлично сказал викинг.

Князь поднялся из-за стола и направился к выходу.

 

 

           

По земляной дороге пролегающей меж невысоких холмов поросших редким леском скакал гонец посланный Ратибором. Вдалеке уже виднелись каменно-деревянные стены города Кремень. Начинало вечереть, и первая звезда уже стала видна в темнеющем небе. Она зажглась прямо над городом, как бы указывая путь.

Кремень стоял основной частью на холме. Северная часть крепости выступом уходила к реке, где была небольшая пристань. Вокруг этого выступа виднелись валы, пред которыми, пролег широкий ров.

У открытых ворот города стояли стражники в легких доспехах с круглыми кулачными щитами. Гонец не спеша подъехал к ним.

-Кто таков путник? Сказал стражник с окладистой черной бородой, по которой полосами легла легкая седина.

-Я гонец княжеский. Послан к вашему воеводе Баяну.

-По какому делу и кем?

-Дело это только для ушей Бояна, а послан я княгиней Дежени и воеводой Ратибором.

Стражники переглянулись. Воин, с седой бородой внимательно посмотрев на гонца сказал.

-Есть ли у тебя, чем подтвердить слова твои?

Гонец кивнул и залез за пазуху. Немного повозившись, он достал красную материю с вышитым золотом медведем.

-Проезжай гонец. Бояна найдешь на внутреннем дворе малой крепости, что по центру города стоит.

Гонец кивнул стражнику и направил коня в ворота.

 

Боян сидел за тяжелым, дубовым столом подперев кулаком кудрявую голову. Но столе стоял кувшин с молоком и глиняное блюдо жаренными окунями и хлебом. Светло русые волосы, спадали вниз, пряча лицо воеводы Кремени. Погруженный в раздумья, Боян не сразу увидел, что в комнату вошел молодой гридень. Поняв что воевода не заметил его, воин кашлянул, привлекая внимание. Воевода будто проснувшись, повернулся в сторону двери и посмотрел на него. 

-Слушаю тебя, Слав. Медленно сказал Боян.

-Воевода, к тебе гонец из Дежени.

-Пропусти его ко мне. Очень он к стати пожаловал. Я уж думал своего гонца в стольный град отправлять.

Гридень кивнул и выскочил за дверь. Спустя немного времени дверь снова открылась, и в нее зашел Слав, а за ним гонец. Гридень стал у двери, внимательно смотря на воеводу. Нужно ли ему остаться или нет.

-Иди Слав.

Воин кивнул и вышел, плотно закрыв за собой дверь.

-Ну что гонец княжеский, как зовут тебя, с чем пожаловал? Начал воевода. Ты не стой. Садись за стол. Голоден если, угощайся.

-Спасибо воевода. С удовольствием угощусь, с утра крошки во рту не было. Сказал гонец. Кличат меня Бакула. А прибыл я…

-Садись поешь потом расскажешь. Перебил гонца воевода.

Бакула кивнул и усевшись за стол начал уплетать жаренную рыбу. Воевода встал из-за стола и подошел к узенькому оконцу, смотрящему в сторону степи.

-Вовремя прибыл ты гонец. Не спеша, сказал Боян. Сам хотел уже вестников снаряжать на княжий двор. Странные вещи тут у нас творятся. Воевода замолчал.

Гонец внимательно смотрел на воеводу, дожевывая очередную рыбешку. Только он открыл рот, чтобы что-то спросить, Боян продолжил сам, все так же глядя в окно.

-Степняки бегут из своих земель. Вон видишь огни чуть поодаль? Воевода слегка отошел от окна, чтобы гонцу были видны далекие костры.

Гонец дожевывая пищу и вытерев руки об низ кафтана встал и подошел к окну.

-Вижу воевода. Кто там?

-Это друг мой Бакула, степняки. Два малых рода. Около тысячи человек. Пришли третьего дня из степей с детьми и всем скарбом. Просились в город войти. Их старейшины со мной говорили. На любых условиях, согласны у нас укрыться, золото сулили. Говорят, за ними демоны гонятся. Странно это все.

-У нас, тоже люди говорят, нечисть появилась разная. Сам то, я не видел, но слухи ходят.

-Не похожи, что эти степняки зло учинить хотят нам. Не слушая гонца, продолжил Боян. Разрешил им не далеко от города шатры разбить. Но в город пускать все же опасаюсь.

Они стояли вдвоем у узкого окна и молча смотрели на костры, горящие в наступающей темноте. Смеркалось очень быстро и в комнате стало уже почти совсем темно. Только маленький очаг в углу комнаты слегка освещал стены оранжевым пламенем. Боян резко развернулся и направился к нему. Взяв в руку длинную еловую палочку стоящую возле очага, он окунул ее конец в огонь. Бакула тоже отвернулся от окна и наблюдал, как воевода зажигает лучины. В комнате стало светло.

-Ну что гонец. Рассказывай, с чем ты ко мне пожаловал?

-Воевода Ратибор, зовет тебя в Дежень.

-Ратибор? Он там сейчас?

-Да, прибыл в ночь кончины князя и на утро отправил меня к тебе.

-Так значит князь умер…Не хорошо все это, ой не хорошо… Боян сел за стол и жестом пригласил туда же гонца.

-Что еще велел передать Ратибор?

-Больше ничего воевода. Только те слова, что я тебе сказал.

-Значит завтра вместе по утру отправимся в Дежень. Слав! Крикнул воевода. Дверь открылась, и вошел гридень.

-Слушаю, воевода?

-Завтра ты и еще двадцать моих ближних дружинников отправляетесь со мной в Дежень. Вели подготовиться. Идем в полном боевом снаряжении. Завтра же с северной заставы вызвать сюда Деляту. В мое отсутствие он будет воеводой Кременя.

-Исполню воевода. Слав кивнул и ждал будут ли еще распоряжения.

-И проводи гонца на отдых.

Гридень кивнул и стал в сторону, освобождая проход для гонца.

-Спасибо воевода за трапезу и за разговор. Сказал Бакула. Поклонившись, он вышел в дверь. Следом за ним покинул комнату и Слав.

 

Ночь была безлунной, плотные ночные тучи спрятали ее под своим покровом. Изредка, она пробивалась сквозь них, бросая яркий серебряный свет в комнату Бояна. Воевода спал на деревянной лавке. Не привычны были его телу удобные ложа.

Громкий звук колокола прогремел, где-то совсем рядом, знаменуя тревогу. Боян вскочил с лавки в один миг. Подхватил меч в ножнах, стоящий тут же возле лавки и на ходу одевая его двинулся к выходу. Случайно глянув в окно он остановился. Костры кочевников уже не горели как раньше. Множество огней металось в разные стороны. Некоторые из них подобно светлячкам полетев куда-то в сторону гасли. Воевода открыл дверь. Перед ней уже стоял заспанный Слав.

-Что там?! Громко спросил Боян.

Гридень недоуменно смотрел на воеводу, показывая, что сам ничего еще не знает. Боян двинулся в сторону лестницы ведущей на стену внутренней крепости, которая сообщалась с основными стенами города. Воевода бегом устремился к внешней стене. Слав поспешал за ним. По дороге им встречались поднятые по тревоге десятки гарнизона быстро занимающие свои позиции. Факелы горели на стенах города обращенных в сторону степи. Воевода стоял рядом с воротами пытаясь различить, что происходит в ночной темноте. Рядом несколько воинов с луками на изготовке так же смотрели в тьму. Костры стойбища степныков стремительно гасли один за другим. Множество маленьких огней разбегающихся в разные стороны так же гасли один за другим. Видно было, что степняки разбегаются в россыпную. Несколько десятков огоньков быстро двигались к воротам. Ветром доносилось далекое конское ржание и крики людей. Что-то зловещее было в этих криках. Так кричат от ужаса и ощущения неизбежной смерти.

           По мере того как огни, спешащие к воротам приближались, стало понятно, что это всадники скачут с факелами в руках. Когда до ворот оставалось шагов триста, раздались крики и ржание коней. В темноте происходило сражение, изредка виднелись кривые мечи, отблескивающие в темноте. Огни факелов падали на землю один за другим. Страшный вой раздался совсем близко. Несколько всадников с новой силой метнулись к воротам. В свете факелов было уже можно разобрать очертание коней и седоков. Из темноты выскакивали серые тени, сбивая коней с ног. Ржание и предсмертные крики, смешанные с утробным урчанием и воем, раздавались уже совсем рядом. Воины на стенах положили стрелы на луки. Упавшие факелы быстро гасли, как будто их забрасывали землей. Тьма окутывала все вокруг стен города.

-Не стрелять! Скомандовал воевода.

Все всматривались в ночную мглу. Крики смолкли. Из тьмы раздавалось урчание, и хруст раздираемой плоти. В темноте не было видно ни одного огонька. Будто и не было стоянки степняков. Боян взял факел и широко размахнувшись кинул его во тьму. Прокружившись разбрасывая искры в темном небе факел упал на землю. Ропот прошелся по стенам с защитниками города. Оранжевый свет раздвинув оковы тьмы открыл жуткую картину. На нескольких трупах степняков возились какие-то существа. Серая кожа со складками местами была покрыта редкой длинной пепельной шерстью. В целом их фигуры напоминали очертания человека, но отдаленно. Острые уши были оттопырены в стороны. Твари жадно разрывали шею и грудь своих жертв когтистыми лапами и лакомились свежей кровью, не обращая внимание на свет факела. Немое молчание, воцарившееся на стенах, прервал крик воеводы.

-Факелы за стены!

Через мгновение множество факелов взлетели в небо, осветив все вокруг. Перед стенами, на разбросанных трупах людей и лошадей кишели мерзкие серые отродья. Иногда вступая в драку за добычу. 

-Целься! Скомандовал Боян.

Луки натянулись. Услышав крики воеводы одна из тварей подняла голову глядя на стену. Красные глаза сверкнули во тьме. Окровавленная пасть открылась, обнажив острые длинные клыки. Тварь зашипела, искривив морду, напоминающую летучую мышь.

-Стреляй!

Стрелы посыпались дождем, пронзая тела упырей. Твари жалобно визжа, кинулись в рассыпную стараясь утащить за собой свои жертвы. Еще один залп стрел, упал на разбегающихся упырей. Через мгновение на освещенном участке перед крепостью не осталось ни трупов степняков ни их убийц. Только одна тварь была еще видна. Она тащила в темноту труп лошади. Боян выхватил лук у одного из воинов и натянув тетиву выстрелил. Стрела пронзила голову упыря. Тот замер и упал сверху на труп лошади, который уже на половину был во тьме. Через мгновение неведомая сила задернула труп лошади и упыря в ночную темноту.

 

Этой ночью в Кремени никто не спал. Происшедшее напугало все население города. Когда солнце встало, по команде Бояна, отряды воинов вышли из города в поисках выживших степняков. Но ни живых, ни мертвых они не нашли. Только запекшаяся кровь на земле, подтверждала, что все это был не сон. Боян не мог покинуть город в такой момент и не мог не прийти по зову Ратибора. Поэтому он остался в городе ожидая приезда Деляты чтобы передать ему командование. Княжеский гонец после всего происшедшего не спешил покидать город самостоятельно.

День прошел в делах и заботах. На всякий случай Боян приказал войнам на расстоянии от городских стен выложить сухие ветки. Чтобы в ночной тишине услышать их хруст, если вчерашние гости приблизятся. Так же их было легко поджечь горящими стрелами и осветить врага. То, что это были упыри, ни сомневался никто. Поэтому атаку можно было ждать только ночью.  

Когда Боян проезжал на коне вокруг городских стен, осматривая сделанные его воинами залежи из сухих веток, его внимание привлекло черное пятно на земле. Воевода осмотрелся вокруг. Это было то место, где он стрелой пронзил голову упыря.

-Раз кровь есть, то и убить можно. В пол голоса сказал воевода. Пришпорив коня, Боян поскакал к городским воротам.

 

Когда уже смеркалось, к воротам города подъехали войны с северной заставы. На одном из коней сидело двое ратников. Спеша успеть до темна, они скакали не жалея коней. Завидев их, стражники поспешили открыть ворота.

 

В комнате Бояна было светло, горели лучины. Поглядывая в окно, где еще вчера виднелись костры степняков, воевода ходил из угла в угол. Лишь бы добрались они до темна. Я уже сделал ошибку, не пустил степняков. Не поверил их страхам. Сколько людей загубил. Да разве же мог я представить, что правду они говорят! Всю жизнь сражался я в походах да землю родную защищал. Но враги мои люди были. Откуда взялась нечисть эта! И все равно жизни этих степняков на моей совести… Боян сел за стол и поставив на него локти, обхватил голову руками. И остаться бы и не могу я. Коли Ратибор вернулся в Дежень не все там гладко, а коли зовет меня то и подавно. Сколько этих тварей из степей ползет сюда? Откуда они? Чего еще ждать? Надеюсь Делята, справится с обороной городища. Бывалый воин. Не на юношу город оставляю. Боян откинулся назад и провел руками по лицу, будто умываясь. Все. Хватит. А то, как баба сижу тут да слюни пускаю. Воевода снова поднялся с лавки и подошел к окну, сам не зная для чего вглядываясь в сторону, где была стоянка кочевников. Дверь открылась, и нее влетел Слав. Боян резко развернулся от окна в сторону двери, с настороженностью глядя на вошедшего гридня.

-Добрались воевода! Поспели! Делята сейчас у тебя будет.

-Добрые новости. Боян улыбнулся. Зови командиров гарнизона сюда.

-Уже сделано воевода! Самодовольно сообщил Слав.

-Молодец. Понимаешь что к чему. Отличный дружинник из тебя будет Слав. Мать с отцом гордиться тобой будут. А теперь ступай, проводи ко мне Деляту.

Молодой воин, улыбаясь, кивнул и выскочил в дверь.

 

В комнате воеводы Бояна, собрались сотники. Уже стемнело и звезды усыпали ночное небо Кременя. По обе стороны широкого стола разместились воины. Воевода во главе его, хмурый как туча, окидывал взглядом собравшихся. По правую руку от Бояна, сидел Делята. Закаленный в боях воин, командир северной заставы, был широк в плечах, густ бровями. Из-под лохматых, черных бровей, смотрели ярко зеленые не по возрасту глаза. Кудрявая борода смоляного цвета лежала на богатырской груди. Нос с хищными ноздрями выдавал в нем южные крови предков.

-Собрал я вас други чтобы встретить во всеоружии нового врага. Начал Боян не переставая оглядывать собравшихся. Вчерашняя ночь показала нам, что есть противники более беспощадные чем все те, кого мы, когда-то видели. Задача наша та же что и была ранее. Не допустить врага в земли наши. И все равно человек он, или исчадье нави.

Собравшиеся, внимательно слушавшие воеводу одобрительно закивали. Боян выдержал паузу и продолжил.

-Наш новый враг быстр, силен, и почти не уязвим. Все мы видели, как стрелы пронзали тела тварей, но ни одна из них не осталась лежать мертвой. Объезжая сегодня стены, я заметил большую лужу запекшийся черной крови. В том месте, где стрела моя пробила голову одного из упырей. И видел я, как рухнул он.

-Да воевода мы все видели это. Донеслось с дальнего края стола. Сотники, кивая, подтвердили в разнобой. Да видели твой выстрел. Пала тварь.

— Давайте своим воинам наказ, чтобы метили в голову врагу, если бой начнется. Рубили с плеч мечами, крушили палицами да топорами. Воевода встал из-за стола. Ночь их время. От ныне, и мы будем спать днем, а бодрствовать ночью. И если придут они, то будут встречены.

Собравшиеся закивали.

-Еще други мои, должен сообщить вам. Князь наш Велимир ушел к предкам, и зовет меня в стольный град княжеский воевода Ратибор. Тяжело мне оставлять городище в такой час, но выбора у меня нет.

Собравшиеся, сосредоточено смотрели на воеводу.

-За себя оставляю Деляту. Все вы его знаете, не раз в бою плечом к плечу стояли. Воевода положил руку на плечо Деляты. Тот поднялся из-за стола.

-Благодарю за доверие твое воевода. Обещаю стоять на страже наших границ, как и ранее до вздоха последнего. Хриплым голосом сказал воин, приложив руку к груди, и слега, склонив голову.

-Знаю, знаю Делята силу и преданность долгу твою. Воевода расстегнул пояс черной кожи, на серебряной, круглой бляхе которого был выгравирован топор на фоне щита. Сняв его с себя, отдал Деляте на вытянутых руках. Сотник взял его, склонив голову. Выпрямившись, медленно застегнул на себе.  

-Носи знак воеводы Кременя с честью. Сказал Боян.

Собравшиеся, в один голос повторили, вставая со своих мест:

-Носи с честью воевода Делята. И слегка поклонились новому командиру.

В тот же миг тишину ночи разрезал гул колокола. Воины собравшиеся в комнате встрепенувшись, посмотрели на Бояна.

-На стены! в один голос крикнули Боян и Делята.

 

 

Боян и Делята стояли на восточной стене возле ворот городища. Воины были на своих местах. Подожженные стрелы, уже вонзились в изгородь из завала сухих веток и огонь занимался, освещая подступы к городу. Вокруг стен виднелись брошенные горящие факелы. Врага не было видно. Ветки все больше разгорались и свет, все дальше отодвигал тьму. Он полз в темноту, освещая зелень травы. Еще плохо различимая граница борьбы, света и тьмы, вдруг зашевелилась. Ползя все дальше, оранжевый огонь осветил длинный плотный строй тварей шипящих на огонь. Серой массой, колыхалось полчище упырей.

-Целься! Скомандовал Делята. Его команда пронеслась над стенами повторяемая сотниками.

Прозвучал хриплый вой, переходящий в утробный визг от которого стыла кровь в венах. Чернота за границей света вспыхнула тысячами красных глаз тварей, которые в ответ завыли переходя на высокий визг. От этого звука большинство воинов бросило луки попытавшись закрыть уши руками.

-Оружие к бою!!! Закричал Боян! И посмотрел на Деляту, тот мотал головой пытаясь прийти в себя после дикого крика нежити. Ничего воевода! Нас свистом не напугать! Хлопнув по плечу Деляту, рявкнул Боян. Делята прейдя в себя закричал хриплым голосом боевой клич, который подхватили пришедшие в себя воины. Стрелы снова легли на луки.

Прямо напротив ворот где стояли Боян и Делята плотный ряд тварей расступился, образуя коридор, уходящий в темноту. Упыри, перестав бесноваться замерли сверля красными глазами защитников городища на высоких стенах. Из коридора на свет, появились огромные когтистые лапы двигающие нечто жуткое вперед. Через мгновение напротив ворот стоял огромный упырь, в три человеческих роста, возвышаясь над остальной нечистью. Мощный торс огромной твари состоял из бугристых мышц обтянутых черной кожей. Упырь смотрел в сторону ворот, сверкая красными глазами. Взгляд нечисти, уперся в Бояна. Увидев его, тварь заревела, переходя на визг, нагнувшись в перед и вытянув шею. Полчища упырей до этого стоящих неподвижно завыла в ответ и кинулась в перед.

-Стреляй! Закричал Делята.

Зажженные стрелы посыпались огненным дождем. Огромная тварь, взмахнув лапами, из-за спины вытряхнула широкие крылья, укрывшись ими как щитом. Стрелы воткнулись в них. В следующее мгновение, стряхнув вонзившиеся стрелы, в несколько взмахов тварь взлетела высоко в верх и скрылась в темноте ночи.

Упыри, двинувшись на стены, с разгону перепрыгивая огненное препятствие. Натыкаясь на стрелы защитников города, первый ряд тварей, свалился в огонь. Визжа и разбрасывая искры, они пытались выбраться, но удавалось не многим. Первый ряд лучников, выпустив стрелы, снова натягивал тетиву. В это же время второй ряд пускал новый залп огненных снарядов, отбрасывая обратно в огонь выбравшихся тварей. Огненная стена постепенно гасла от тел нежити. В некоторых местах образовались достаточно широкие проходы, куда хлынули кровососы. Тем, что повезло в первых рядах преодолеть огненную стену, неслись на четырех лапах в сторону крепости быстрыми прыжками. Стрелы с башен, стреляющих по флангам, втыкались в серые тела, сбивая упырей с ног но, не останавливая их. Добравшись до стен, они лезли вверх по отвесной стене, цепляясь когтями на лапах за малейший выступ. Прорех в огненной стене становилось все больше. Все больше тварей неслось к стенам Кременя.

-Мечи у бою! Крикнул Делята. Он огляделся по сторонам в поисках Бояна но ни его, ни Слава рядом не было.

Воины, отбросив луки и подхватив щиты, вооружились мечами и топорами. Первые упыри влезли на стену. Неуклюже высунувшись прямо перед Делятой, упырь получил мощный удар палицей, от чего череп его раскололся как грецкий орех на две половины. Та же участь постигла следующих двух тварей влезших рядом с воеводой. Мечи сверкали во тьме, срубая головы упырей. Фонтаны черной крови вырывались из обезглавленных тел. Плотной массой взбирались упыри по стенам города, от чего казалось, что стены ожили. Воины уже безостановочно наносили удары, но натиск не слабел. Одна из тварей, подползя уже к самому верху стены, оттолкнулась задними лапами от нижнего упыря, и взмыв в воздух приземлилась за спины воинов. Визжа упырь кинулся на спину ближайшего война, пытаясь вонзить длинные клыки ему в шею. Воин закрутился волчком, пробуя стряхнуть врага. Рядом стоящий сотник схватил за плечо воина, тот остановился. В следующий миг, двуручный топор сотника, разрубил висящего на спине упыря. Тварь, с которой был совершен прыжок, повторила его с нижнем. Потом еще один и еще. Очень скоро все ползущие на стену твари вылетали из-за стены. Защитники разделились на два строя, стоя спиной к спине. Первый на лету рубил выпрыгивающих тварей, второй сражался с теми, кому удалось забраться за спину.

На северной башне защитникам пришлось тяжело. Здесь образовались широкие проходы в огненной стене. На стенах сражающиеся воины справлялись, став спиной друг к другу. Но на круглой башне места для действия было меньше. Кровососы легко вбирались на самый верх откуда выпрыгнув попадали на защитников.

-Гринь! Сзади! Крикнул молодой воин.

Его друг обернулся, нанося удар топором, который снес челюсть выпрыгнувшего за спину кровососа. Тварь, обливаясь черной кровью, забилась хрипло визжа среди тел обезглавленных упырей. Четверо оставшихся молодых воинов отчаянно сражались с врагом на башне. Серые еще подергивающиеся тела, валялись повсюду, местами образуя завалы. От их крови было скользко и молодой воин, промахнувшись по врагу поскользнулся. Разбрызгивая черную кровь, он упал на спину, тут же на него сверху кинулось двое кровососов. Нанося удары, когтистыми лапами одному из них удалось сдернуть с воина шлем. Закрываясь от ударов руками, воин попытался скинуть тварей с себя, но одна из них вцепилась зубами в руку, в место, не защищенное ничем кроме стеганки. Упырь рванулся в сторону не разжимая пасти. В следующий миг в незащищенное лицо вонзились длинные клыки второго упыря. Крик молодого воина почти не был слышен в общем гуле схватки. Подоспевшие на выручку защитники башни, сбив ударами топоров упырей, стояли над телом друга. Из разорванной шеи и изуродованного лица лилась кровь. Защитники снова стали спина к спине. Вокруг них, шипя, образовалось кольцо упырей.

-Что стали твари! Сюда! кричал Гринь и слезы текли, под его шлемом, по еще не покрывшимся растительностью щекам.

Первый упырь кинулся на защитников башни и пал разрубленный до пояса, второй, третий…Все твари ринулись одновременно на воинов облепив их плотным кольцом. Несколько упырей запрыгнуло сверху. В кишащей массе уже нельзя было различить воинов Кременя. Когда все было кончено, клубок тварей растекся, оставив лежать трех последних защитников северной башни в жиже черной крови.

-Быстрее Слав! Сюда! крикнул Боян молодому гридню, который отстал уже шагов на тридцать.

Тот спешил, как только мог, но бег давался ему не легко. Тяжелые доспехи сильно сковывали движение. Боян никогда не одевал их, предпочитая ограничиваться легкой кольчугой и нагрудником.

Они бежали по деревянной мостовой в сторону западных ворот. Когда черный упырь взлетел вверх, Боян заметил как он, сделав круг, устремился к противоположным воротам. Яркая луна, помогла ему увидеть, древнюю тварь, пролетевшую не ее фоне.

 

На западных воротах кипела битва. Воины мужественно сражались на стенах города. В низу у ворот, охраняли створы четверо воинов вооруженных двуручными топорами с маленькими щитами на левой руке. Один из них чуть отошел от проема ворот, чтобы посмотреть как дела у защитников на стенах.

-Бугун, что там? Крикнул один из воинов.

-Держутся! Крикнул в ответ седобородый страж. Наша берет! Криком добавил он и не спеша, осматриваясь по сторонам, направился к проему ворот. Ему оставалось несколько шагов, чтобы войти в арку. С верху раздался глухой визг. Воин остановился, подняв голову. Черная глыба, низко пролетев над землей, сбила война с ног. Он отлетел в проем ворот и упал навзничь. Двое стражей выдвинулись вперед с топорами на готове опасливо осматривались кругом. Третий воин перевернул седобородого охранника.

-Бугун ты жив? Воин отшатнулся назад. Через все тело стражника пролег глубокий разрез, такой, что оно как будто распалось на двое. Кольца кольчуги были разрезаны немыслимой силой.

-Назад в проем! Закричал воин, стоящий над телом.

Двое стоящих впереди стража, пятились в глубь арки. Взглянув на тело друг,а и увидев ужасную рану они ускорили шаг.

Из-за правой стены в арку выглянула окровавленная морда, черного упыря. Увидев стражников, тварь выпрыгнула перед проходом, расправив крылья и заревев. Стражники от ужаса попятились назад. Чуть пригнувшись, упырь медленно двигался к ним, капая слюнною с длинных зубов. Один из воинов с криком, кинулся на упыря занеся топор. Резким ударом когтистой лапы тварь отшвырнула его в сторону. Удар пришелся в голову, свернув воину шею. Оставшиеся стражи, выйдя из ступора, кинулись на тварь. Упырь ловко уклонялся от ударов, чуть отступая назад рыча и нанося удары когтями. Сильно выбежав в перед, воин с размаху всадил топор в ногу упыря. Тот заревев схватил война за голову резко дернув на себя и подняв в воздух. Вторая лапа ухватила за ноги. В следующий миг к ногам последнего охранника упала голова его друга, вырванная с частью позвоночника.

 

Боян выбежал к воротам с правой стороны. Увидев, валяющейся рядом с аркой топор, он оглянулся вокруг. Слав безнадежно отстал, его не было видно. Не было видно и стражников. В этот момент он услышал рев из арки ворот и дикий предсмертный крик последнего стражника. Боян крадучись подбежал к проему и заглянул в него. Огромная тварь возилась перед воротами, утробно урча и фыркая. Упырь не видел Бояна, так как был к нему спиной и весь поглощенный высасыванием крови из своих жертв. По мере того как он мощными присестами осушал тела стражников, рана от топора на ноге стремительно затягивалась. Боян аккуратно вложил меч в ножны, пригнувшись, вышел перед воротами и поднял двуручный топор. Крадучись он приблизился к твари. Когда он был уже рядом, упырь встрепенулся и не оборачиваясь начал нюхать воздух пофыркивая. Боян рванул с места и с размаху ударил топором в центр спины упыря, туда где из лопаточных бугристых мышц начинались крылья. Упырь взвыл и попытался резко развернуться. Но не широкий проем арки ворот ему мешал. Боян еще раз занес топор, и с ревом вложив все силы в удар, нанес его в то же место. Черная кровь струей окатила воина и одно из крыльев твари развернувшись повисло, мешая ей двигаться. Упырь, завизжав забился, стараясь быстрее повернуться к нападающему. Боян взяв топор за самый край рукояти, еще раз размахнувшись с криком нанес удар, стараясь попасть в голову твари. Но черный упырь уже повернулся полу боком и прикрылся лапой. Тяжелый топор, описав дугу с хрустом перерубил конечность нечисти в локтевом суставе. Упырь, уже почти полностью развернувшись и заревев, второй лапой махнул, целя Бояну в голову. Бросив топор воин кувыркнулся в сторону и вскочив на ноги бросился из проема ворот. Упырь кинулся за ним с ревом, стукаясь о стены и потолок проема, поднимая пыль. Боян выскочил из ворот и не сбавляя скорости повернул на лево, туда откуда пришел. Недалеко он ворот стояла башня с узким входом. Упырь, выскочив из ворот визжа мчался за Бояном. Быстрыми длинными прыжками он нагонял воина. Уже подбегая к входу в башню, Боян увидел, что по улочке с боку, переводя дух, быстрым шагом спешит Слав.

-Слав! Уходи! Беги Слав! Закричал он и заскочил в башню.

В тот самый миг, когда Боян прокричал предостережение молодому гридню, с башни на ползущих вверх упырей вылили горящую смолу. Дикий визг тварей заглушил все звуки. Слав, увидев своего командира вбегающего в башню, побежал к входу. Прямо перед ним выскочил упырь, гнавшийся за Бояном. Оставляя в деревянном помосте глубокие следы от когтей, он проехался чуть дальше входа, пытаясь на ходу, выхватить воина оставшейся лапой из прохода. Боян успел забежать за угол и устремился по лестнице вверх на башню. Упырь все еще старался достать Бояна лапой, ревя и пытаясь разрушить проход в башню. Слав стоял как вкопанный, перед черным чудовищем выглядывая из за щита. Упырь попытался взлететь, но крыло волочившееся по земле не слушалось. В ярости он несколько раз сильно ударил лапой по стене башни. Подпрыгнув и попытавшись взобраться по стене без одной лапы, упырь упал, оказавшись лицом к лицу с гриднем. Увидев его, тварь яростно кинулась на юношу. Удар лапой пришелся в щит и Слав отлетел в сторону. Он, как только мог быстро поднялся. Упырь уже возвышался над ним, размахиваясь для удара. Слав снова укрылся за щитом. Удар был такой силы что щит разлетелся в щепки а когти вырвав клок брони разорвали левый бок война. Он отлетел к башни с силой ударившись о стену и больше не встал. Боян уже был на верху. Воины на башне сражались, не замечая его появления. Воевода Кремени выглянул в низ. К телу Слава у стены башни приближался упырь. Боян выхватил меч и одним прыжком оказался между каменными зубцами. Когда упырь был под воином и уже протянул лапу к телу гридня, Боян прыгнул в низ, держа в замахе двумя руками острый меч.

 

Чернота, в которой не видно звезд. Пустота без дна. Тишина без начала и конца. Где я? Кто я? Ни памяти, ни будущего, ни настоящего. Только чернота…

 

-Воевода! Донесся откуда-то издалека глухой хриплый голос.

-Боян! Жив ли ты?!  

-Воевода очнись!

Звук становился все громче, а тьма рассеивалась. В голове шумело, появилась боль.

-Воевода! Слышишь меня?! 

Боян открыл глаза. В мутной пелене все плыло.

-Живой! Радосто крикнул все тот же хриплый голос. Живой! Радостно подхватили другие голоса.

Несколько раз моргнув, Боян увидел в свете факелов лицо Деляты, с всклокоченной бородой и растрепанными черными кудрями. Он улыбался, сверкая своими ярко зелеными глазами. За спиной Деляты небо играло красками рассвета.

 

Возле башни лежало тело черного упыря. Меч Бояна, пронзил его голову и глубоко ушел в землю прибив тварь к земле. Рядом, смотрел в небо голубыми глазами бездыханный, юный гридень. Шлем его слетел и лежал неподалеку. Вокруг толпились уставшие воины все заляпанные черной кровью нечисти. Делята помог подняться Бояну на ноги.

-Отстояли город значит?

-Отстояли! Ответил Делята.

-Как кончилась битва? Спросил его Боян. Слегка пошатываясь и все еще не до конца прейдя в себя.

-Налегала нечисть страшно. На восточных стенах туго пришлось нам. Захватили они северную башню и от туда навалились на нас. Но сдюжили мы, устояли. А как разбегаться начали они, я тебя искать отправился. И слава богам живым сыскал!

-Слав где?

Делята кивком головы указал на тело молодого воина лежащие за спиной Бояна.

-Жаль его. Совсем молодой был. Но погиб не зря за дело правое в бою не равном.

-Да Делята, в неравном бою погиб гридень мой. Сообщите его отцу, и матери они в селе на озере живут. Друзья мы, с отцом его. Сколько человек потеряли?

-Больше пяти сотен. Пали сотники Колун и Прята. Их сотни стояли возле северной башни. Никото не уцелел из них.

-Пойдем, обговорим кое-что с тобой Делята и Коня мне, да двух дружинников ближних моих. Больше не нужно, вам люди нужнее. И посол где княжеский? Скоро выезжаем.

-Может завтра в путь? Глядя как пошатываясь стоит Боян сказал Делята.

-Нет завтра для нас. Сегодня есть. Ратибор знать должен, что тут у нас происходит и ждать нам нельзя.