Undefined error: mysql_connect(): The mysql extension is deprecated and will be removed in the future: use mysqli or PDO instead в файле /var/www/zakaz-sthiov/data/www/xn----7sbabicgqamcmxw1am3cs2d2i.xn--p1ai/modules/core/database/mysql.php (строка 57) 2я Глава фентези Радогаст — Короткие рассказы про жизнь, Рассказы о любви, Заметки, отзывы, статьи. — Радогаст (фентези роман первые главы) — Стихи Рейтинг@Mail.ru

Авторские рассказы, стихи и приколы

Радогаст глава 2

  (вторая глава фентези рассказа, Радогаст)

Глава2

           Громкий стук в дверь, будто гром раздался в ночной тиши. В темной комнате еле освещаемой сквозь маленькое окошко светом луны, ничего не было видно. Только громкий храп выдавал наличие здесь человека. Луч лунного света освещал край не высокого ложа, на котором спал хозяин дома. Различить его облик было невозможно. Темной горой возвышался он. Стук повторился с новой силой. Храп прервался. Гора на ложе зашевелилась, и на пол опустились босые ноги хозяина, прямо в луч лунного света.

-Что за напасть то такая! Не громким сонным басом прозвучало в комнате. Кого там леший принес?! Крикнул хозяин.

За дверью раздался мужской голос.

-Прости Воевода, это я Кваша. С княжьего двора за тобой послали, ждут они тебя.

-Ну вот и все… Тихо сказал Воевода. Ступай на двор Кваша. Я сейчас выйду.

Воевода вышел на крыльцо, поправляя притороченный к поясу большой широкий меч. Никто и не вспомнит, что хоть раз видел Ратибора без меча и не облаченного в кольчугу. В центре двора обнесенного частоколом стояли лошади и людей с факелами. Они смотрели в сторону крыльца, ожидая, когда воевода выйдет к ним из темноты. Тяжело ступая по дубовому настилу крыльца, Ратибор направился к ждущим его. Гулко звучали его тяжелые шаги, гнулись доски лестницы пока он медленно выходил на свет. Красное пламя огней освещало его появление оранжевым светом. В тишине было слышно только потрескивание факелов и шаги воеводы. Ждущие, молча стояли не чувствуя сил отвести глаз как будто завороженные его появлением. Дрожащий сет факелов, показал коричневой кожи сапоги воеводы, скользя вверх. Блеснул по низу кольчуги. Ночные тени плясали свой танец с огнем, от чего казалось что воевода и не настоящий вовсе, а сказочный богатырь, волею богов, попавший в наш мир. Огонь осветил рукоять меча, на которой покоилась большая сильная рука. Казалось что пудовый кулак Ратибора пострашнее палицы. Кольчуга, отцветив пламя, блеснула в темноте, и вот он стоял перед ними, будто могучий великан. Пришедшие высоко задрали голову в верх и смотрели на него, полу удивленными, полу восхищенными глазами, хотя видели его не первый раз. Даже Кваша, служивший воеводе добрых два десятка лет, и тот втянул голову в плечи.

Кваша хоть и давно служил Ратибору но никак не мог привыкнуть к его виду. Хотелось ему упасть ниц в такие моменты. Уж больно напоминал Воевода изваяние Перуна. Седые косматые волосы, спадавшие до плеч, слегка покачивал ветер. Белая густая борода до груди с сердитыми усами. Широченные лохматые брови, будто серебряные изгибы, шли от самой переносицы и уходили прячась под густыми волосами. Горбатый хищный нос, не раз ломаный в схватках и колкий взгляд, спрятанных глубоко выцветших голубых глаз, все как будто говорило: «Перун имя мое, а кто ты смертный, что смеешь стоять предо мной, не сгибая колен?!»

Человек в шапке из горностая, попытался что-то сказать, но только беззвучно открыл рот. Смутившись, кашлянул и сказал.

-Воевода, княгиня послала за тобой, князь отходит…

Воевода невозмутимо смотрел по верх их голов.

-Знаю. Все знаю. Медленно сказал он. Почему с вами три лошади?

-Для тебя воевода одну привели, чтобы не мешкать с упряжью…

Воевода не отводя взгляда из темноты куда он смотрел изрек.

-На этой кобылке мне и из двора то не выехать, не то, что до терема княжеского добраться. Кваша, приторочено ли седло, надета ли узда на коня моего?

Кваша вытянулся весь и радостно выпалил

-Да воевода готово все!

-Тогда на этой серой собаке, взглядом указал на лошадь приведенную для него, поедешь ты Кваша. С собой беру тебя. И коня моего выведи не стой столбом.

Кваша бегом помчался на задний двор. Послышалось ржание и неспешный стук копыт. Спустя несколько секунд из темноты показался Кваша ведущий за узду коня воеводы. Конь был под-стать своему хозяину. Большой, с могучей грудью, мышцы на которой играли при ходьбе. Стального окраса с черным пятном на лбу. Воевода повернулся в их сторону.

-Кваша брось узду.

Тот послушно выпустил ее из рук. Воевода как только мог позволить его громовой бас ласково сказал.

— Серпень, иди сюда друг мой.

Конь радостно заржал и в секунду стал у хозяина. Воевода обнял его за шею прильнув к ней лбом. Погладил по холке. Через мгновение Ратибор взлетел вверх и уже сидел на коне. Пораженные резвостью воеводы гонцы, слегка замешкались, но тут же, суетливо взобрались в седла.

           Воевода ехал впереди, чуть сзади него Кваша и гонцы. Не широкая дорога вела через лес, где одиноко стоял дом воеводы, в дали от людей. Тяжелые думы одолевали Ратибора.

Уже два года как я не главный воевода, уже два года живу в уединении в дали от дел княжества. Стар стал. Раз не дали боги славную смерть в бою, хотел встретить ее в думах и воспоминаниях былых лет. Но видимо у богов свои планы на мой счет. Зачем-то понадобился им старик. Снова эти бояре да купцы суетливые. Опять интриги и заговоры. Стар я стал. Вырубить бы всех их под корень тогда бы и легшее было. Да не вырубишь, не те времена нынче, не вызовешь их на поединок по старинным обычаям. Ядом да ножом в темноте сводят счеты сейчас люди знатные. Что ждет меня, мне ведомо. И что Князя отравили, уверен я. Но вот на кого положиться? Жив ли еще друг мой купец Болерад, держит ли еще рука меч побратима моего Викинга Сигурта. Да и тысяцкого моего Бояна сыскать бы. Чтобы собрал он всех товарищей наших боевых с коими мы не в один поход ходили. Много дел, а времени нет. Собрать бы всех, успеть бы. А то хорьки эти боярские учинят самовольство, а там где хорьки правят, туда коршуны летят…

-Кваша, а скажи, правду ли сказывают, будто Воевода раньше на медведя с одним ножом ходил? Почти шепотом спросил гонец.

Кваша, приосанившись важно, но так же полушепотом ответил:

-От чего же раньше? В том году мы с воеводой ходили на медведя. С одним ножом он был. Я то, понятное дело со всем что полагается, ну мало ли что, а Ратибор только с ножом.

-И не страшно ему!?

-А чего ему бояться? Ответил Кваша. С ним боги раз он, через столько битв прошел. А с ножом он ходит на медведя, потому как в обычаях его рода так положено. Медведь это не просто зверь, убивать его нельзя. Медведь один из духов леса и с ним можно только в поединок вступать. А поединок тот честным быть должен. У медведя клыки да когти, у охотника нож вострый. Кто сильней да ловчей тот и победит в схватке. А если в той схватке охотник проиграет да убит будет, дух его медведь заберет, а если охотник победит, то часть силы медвежий охотнику отойдет.

-Может от того Ратибор силен так?

-Может и от того. Да только сказывал мне дед, что передо мной у воеводы служил, будто первый раз, Ратибор медведя ножом сразил, на пятнадцатом году от роду. Не верить старику нет у меня причин.

Гонцы, переглянувшись закивали.

-Кто из вас гонцы старший? Не поворачиваясь назад, сказал Ратибор.

-Я. Ответил гонец в меховой шапке.

-Подъедь ближе, не со спиной же моей ты говорить будешь. Не спешным басом сказал воевода все так же, не оборачиваясь к гонцу.

Слегка пришпорив коня, человек в меховой шапке поравнялся с воеводой. Ратибор все так же смотрел вперед, из под своих седых бровей, не реагируя на гонца.

-Так как говоришь, зовут тебя гонец?

-Бурята кличут.

-А скажи мне Бурята, кто сейчас в тереме княжьем кроме семьи его и дворовых?

-Бояре там гостят братья Глызя и Вислоусл.

-Это дети Дубуна Кривого? Боярина Сбыйского?

-Они самые Воевода. Как только Князю худо стало, в раз явились из Сбыйского городища.

-Худо это, худо. Кто еще?

-Купец Зыряй с сыном, да князь Круглецкий.

-Все в сборе. Змеи. Зло сказал Ратибор. А князь Мал не пожаловал?

-Так помер он год уж как вместо него сын его, Огнезар. Но он не прибыл еще. Были гонцы, от их стороны, сказывали, будто князь прибудет скоро, что лихих людей в своих землях изводил, задержали дела его эти. Говорят, много их из степной стороны набежало.

-А князя этого молодого видал сам?

-Видал, конечно. Он приезжал как-то в прошлую осень, уж не знаю зачем, к князю нашему.

-И что сказать можешь про него?

-Молодой он еще, горячий, шумный очень. А в целом на отца похож, как две капли.

-Ну посмотрим доброго ли сына взростил Мал. Ступай обратно мне подумать нужно. Хотя нет, постой. А князь Лют с западных земель, где же? Не говорил ты о нем ничего.

-Лют был да уехал третьего дня. Обещал вернуться вскоре. А когда точно не говорил. А может и говорил, да я того не слышал.

-Все ступай.

Бурята вернулся назад.

То, что Мал умер, жаль. Славный был человек. Честный. Думал воевода. Интересно, что за сын у него вырос. В отца ли.

 

 

 

В темном ночном небе, у самого его края зарождался рассвет. Его первые робкие лучи пробежали по деревянным крышам домов городища. Княжий город Дежень еще спал. Деревянные ворота, высокого частокола окружающего город, были закрыты. Подъехав к ним, Бурята спрыгнул с коня и несколько раз ударил рукоятью кинжала по воротам. На башенке рядом с воротами появился заспанный стражник. Он всматривался несколько секунд, в прибывших и видимо узнав их, заторопился впустить ночных гостей.

           Кони гулко стучали копытами по деревянной мостовой. На холме, густо облепленном домишками, стоял Княжий терем больше напоминающий крепость. Вокруг терема был крепкий частокол с башенками. От частокола до ближайшего дома, было не менее сто пятидесяти шагов. Это пространство было городской площадью, где вершился княжий суд, устраивались ярмарки. Все важные в жизни говора события происходили тут. Улицы города расходились в разные стороны, от княжьего терема напоминая солнечные лучи, расходящиеся от светила. Как только гонцы показались на площади, ворота княжьего Детинца распахнулись. Их ждали.

           На крыльце терема стояла княжна. Ее красивое лицо было настолько печальным, что казалось она, стала старше на много лет. Ратибор спрыгнул с коня и подошел к ней. Он ничего не сказал, только поклонился кивком головы, приложив руку к сердцу.

-Вот и ты добрый друг прибыл в этот скорбный день. Хорошо, что ты с нами.

Сказала княжна и положила руку на плечо воеводы. Постояв немного, княжна развернулась и направилась в терем. Ратибор проследовал за ней. В светлице, куда привела воеводу княжна, на большой кровати лежал князь. Его серое лицо освещало множество лучин. На нем не было ни печали, ни боли, дух его уже покинул тело. Слуги стояли чуть в стороне. Ратибор подошел к ложу князя и шумно опустился на одно колено перед ним.

-Вот мы и свиделись Князь. Думал я, что ты прибудешь отвезти тело мое на погребальный костер, но у богов свои планы. Здесь у тела твоего, пред лицом богов и на виду у людей стоящих рядом, клянусь. Защищать семью твою и землю нашу пока сердце стучит в груди моей. А коли узнаю я, доподлинно кто виновен в смерти твоей, падет с плеч голова его, от меча моего. И висеть той голове на копье моем перед вратами города Дежень пока сама не свалится.

Последнее, сказал воевода, сверля глазами стоящих у входа бояр да купцов. Те от его слов и взгляда поежившись, поглядывая в пол. Воевода поднялся и подошел к вдове.

— Спасибо тебе Ратибор. Я знала, что ты придешь на помощь мне и всей земле нашей в трудный час. А сейчас ступай, отдохни с дороги, слуги проводят тебя.

— Нет времени отдыхать мне княгиня. Но спасибо за заботу.

Воевода, поклонившись, вышел из светлицы, сильно нагнувшись, чтобы не удариться головой.

 

           Утро уже входило в силу. На княжьем дворе было людно. Слуги суетились, ржали кони. Повозки с дровами ехали в сторону перуновой горы, где сооружался погребальный княжеский костер. На заднем дворе Княжеского терема у вторых ворот, Ратибор стоял перед несколькими княжими слугами. 

— Скачите так, как только быстро могут скакать кони ваши. Кого сыскать, вам Кваша скажет. Сказать должны вы только одно. «Ратибор ждет тебя на княжьем дворе». Кваша!

Позвал Ратибор. Тот высочил из-за бревенчатой стены дома, с вожжами в руках. Увидев взгляд воеводы, Кваша кивнул и бросив вожжи, подбежал к слугам. Воевода отошел от слуг. У бревенчатого частокола росли три березки. Туда и стал Ратибор. Оперевшись на одну из берез, задумался о делах предстоящих.

           В верхней светлице княжеского терема у открытого окна сидела княжна и смотрела в даль. Возле нее не понимая особенно что происходит, суетился маленький княжич.

-Матушка, а когда мы пойдем на двор?

-Зачем на двор тебе?

-Посмотреть все. Шумно там.

Княгиня не ответила.

-Матушка, а батюшка уже не придет больше кнам? Неожиданно спросил княжич.

-Нет сынок. На яву не придет больше.

-Совсем — совсем? Грусно спросил княжич и слезы наполнили его большие светлые глаза.

-Совсем сынок. Княгиня, обняв его, прижала к себе и прильнула щекой к его голове.

  В дверь постучали.

-Что надобно?

В дверь просунулась голова служанки.

-Княгиня. Это Бояре сбыйские Глызя и Вислоусл. Дозволишь ли им войти?

-Пусть войдут Марфа. Постой. Велислав с тобой пойдет. Ступай сынок с Марфушой мне поговорить нужна с боярами.

-Хорошо матушка. Шмыгнув носом, ответил княжич и направился к двери.

Княгиня, не отходя от окна дождавшись пока княжечь выйдет из комнаты властным голосом произнесла.

-Входите, уже коли пришли.

Не спеша вошли бояре. Роста они были не великого, но весу в них было предостаточно. На толстых пальцах перстни увесистые. Шапки мехов дорогих. Отличались братья, пожалуй, только цветом бороды. У Глызи она рыженой отдавала, а у Вислоусла черная как смоль. На широких лицах близко посаженные маленькие глаза, поблескивали хитрецой. Зайдя сняли шапки свои, в пояс поклонившись замялись.

-Что молчите то? Говорите что надобно вам?

Глызя, как старший брат, сделал пол шага вперед и еще раз поклонившись, начал.

-Княгиня, посланы мы боярами да купцами. Очень боязно нам теперь, без надежи нашей князя Велимира. Скорбим мы, как и весь наш люд, но о будущем думать надо. Пора бы назначить, когда будет совет, где выберем мы опекуна княжичу нашему тебе в помощь.

-А что вы так беспокоитесь? Поди, решили уже меж собой, кто будет то помогать мне? Не довольно сказала Княгиня Всеслава.

-Ну что ты! Княгиня! Встрепенулся Вислоусл. Тебе выбирать и только тебе! Мы же только помочь хотим в деле сем. Кого из князей выбрать тебе решать!

-Из князей говоришь? Всеслава заговорчески улыбнулась. Ну хорошо. На пятнадцатое утро от сего дня, в час духов великого леса будем совет вести. И пусть мудрость их поможет нам. Ступайте.

Бояре поклонились, и по очереди пятясь назад, спиной вышли. Аккуратно закрыв за собой дубовую дверь, они переглянулись. Глызя оглядевшись по сторонам, нет ли никого, шепотом сказал.

-Что-то задумала княгиня, будь она не ладна. Надо покликать князя Круглецкого и Зыряя. Обсудить надобно.

Вислоусл закивал, и бояре, еще раз оглянувшись, направились к лестнице, ведущей во двор.

 

Ночь спускалась на Дежень. Тени стали очень длинные и первые звезды уже зажглись на небе. В доме купца Корюжи горели лучины. Сам купец сидел на скамье, и вид его был обеспокоенный. Богатый дом купца был дорого украшен. Но все это не радовало сейчас Корюжу.

 

И зачем я в это дело то полез…Думал он. Разве богатств мне мало? А теперь сижу тут и трясусь как лист… Хотя с другой стороны если бы я не согласился, то они бы кого другого уговорили, а меня бы как князя, того… Да и если получится у них все, лучше быть с теми у кого власть и сила. А то разграбят под шумок лавку мою, да дом, что с детьми моими будет.

Корюжа поглядел в окно.

Ну вот, уже и темно совсем. Где же они ходят. Лишь бы не заприметил их кто…

В дверь постучали. Корюжа вскочил, вытерев пот с мосивного лба. Слуг он сегодня отпустил, жена с детьми у родственников гостюет. Подбежав к входу, купец прильнул ухом к двери.

-Кто там? Осипшим голосом спросил Корюжа. С другой стороны донеслись покашливания и просящий голос сказал.

-Ради богов ночлега ищем и хлеба.

Корюжа, поспешно трясущимися руками отодвинул засов и аккуратненько выглянул в чуть приоткрытую дверь. На пороге стояли четверо человек, в истрепанной одежде с шапками, надвинутыми на лоб так, чтобы не видно было лица. Купец приоткрыл дверь чуть шире, и ночные гости быстро проскользнули в дом. 

Корюжа быстро захлопнул дверь, вытер пот со лба.

-Здоровья вам… Снова куда-то пропавшим голосом сказал хозяин.

-И ты будь здоров. сказал один из гостей снимая шапку.

Остальные тоже сняв шапки, скинули свои истрепанные балахоны, под которыми были дорогие одежды.

-Ой. А вас и не узнать прям в тряпье этом Князь! Заискивающим голосом сказал Корюжа. Проходите, садитесь. Может медку налить?

Князь Круглецкий Борун важно прошел к столу и сел в его главе.

-Ты купец не суетись. Не до медов нам сейчас. Садитесь, друзья будем думу думать.

Братья Вислоусл и Глызя сели по правую сторону от Князя Боруна, купцы Корюжа и Зыряй по левую.

— Ну что. Полдела сделано. Князя Велимира не стало, совет назначен. Князь Лют свое дело знает, скоро все будет готово. Молвил Князь. Борун поглядовал на собравшихся ядовито зелеными глазами. Русая борода и усы были уже слегка подкрашены сединой. Крепкая шея и коренастая фигура выдавали в нем северные крови.

Остальные важно закивали. Корюжа, все еще трусясь, утер снова вспотевший лоб.

-Решить нам сегодня нужно только одно. Ратибора вызвала княгиня. Не нужен он нам здесь. Этот старый медведь как собака предан князю и княгине. И хитер он как лис.

-Да притравить его и дело с концом! Рявкнул Зыряй.

Зыряй, седобородый старик с грубым сухим голосом был очень похож на злого колдуна. Узловатые пальцы его украшенные перстнями постукивали по столешнице чуть загнутыми желтоватыми ногтями.

-Нельзя травить воеводу. Нельзя. Сказал протяжно князь. Народ всболомутиться. И так слухи ходят, что не просто так Велимир помер. Нам это не к чему.

-Может разбойнички, какие нападут, на Ратибора? Глызя задал вопрос и посматривал то на одного, то на другого участников разговора.

-Какие разбойнички в Дежене в своем ли ты уме? Проскрипел зло Зыряй. Притравить и то, не видишь, не выход. А если зарезать народного героя, тут уж точно хлопот не оберешься…Тьфу ты. Зло сплюнул старик.

-А что ты скажешь Корюжа? Вопросительно глянул на него Борун.

-Я? А я что. Вытирая пот, сказал купец. Я как скажете.

-Ну хорошо. Мыслю я так. Начал князь. Воевода, нам конечно помеха. Опытен в делах ратных, предан. Но действовать нам надо по другому. Когда северные конунги явятся на мою землю, и я как союзник попрошу помощи, поход возглавит Ратибор. Там он и должен остаться. А пока будут сборы воинства надобно чинить всяческие неудобства.

-И что за неудобства должны мы чинить ему? Спросил Вислоусл.

-Это дело купцов, а вы бояре, кто на нашей стороне помогать должны будете.

-Я мыслю княже, ты хочешь монетой ударить по войску воеводы. Проскрипел Зыряй.

-Да Зыряй, верно мыслишь. Все что можно купить съестного, годного к походу, все скупить и вывести в мои земли. Там оно и останется. Казной помогу. Оружие, брони, все это тоже скупить и вывезти в земли Люта. Ему потом освобождать от врага земли Дежени. Вот будет чем людей вооружить. С ним я договорюсь, все товары скупит он. Но оружие и брони везти через мои земли. А от меня, уже тайно. Чтобы никто не пронюхал об том.

-А если спросят, куда ты дел все припасы да брони? Зыряй вскинул одну свою седую мохнатую бровь и прищурился.

-Разграбили. Разграбили враги те караваны. Пожгли все да присвоили. А везли вы это все, чтобы выгодно продать на моей земле. Ведь не секрет что мои северные селения терзают набегами викинги.

Зыряй оглаживая бороду и довольно ухмыляясь, проскрипел.

-Складно, складно княже. А в чем интерес наш?

-А разве вам мало нашего договора о привилегиях на 20 лет?

-Договор хорош княже. Сказал Зыряй. Да только далек тот договор. Да и не все купцы в моей гильдии знают, что мы тут затеваем. А те, кто знают что-то , знают далеко не все и привилегии эти для меня токмо, да и для Корюжи. Он поди ими с другими своими друзьями купцами не хочет делиться. В общем, мыслю я так, что с затраченных десяти злотых монет на товары, одну ты нам купцам сверху накинешь. Да прибавишь расходы на перевозку. Скрытность дело хлопотливое. Тогда вывезем тебе все с Дежени. Все скупим, что купить можно.

-А ты Зыряй ненасытный как упырь. С двадцати одну.

-А ты князь тоже не доброхот. С пятнадцати и по рукам.

-Идет.

Зыряй довольно улыбался. Братья Вислоусл и Глызя внимательно слушали разговор. Вислоусл ткнул брата локтем в бок.

-Князь, начал Глызя, а в чем наша помощь купцам будет?

-Ваша помощь бояре в том чтобы в деревнях и селениях не скупились и продавали как можно больше всего того, что захотят купцы.

Братья закивали.

-Болерад не станет помогать нам. И поймет что к чему. Опасливо сказал Корюжа.

-Не волнуйся купец. Один он в поле не воин, куда ему с нами тягаться. Да и не настолько он богат, чтобы мешать нам. А если нос свой длинный сунет, куда или еще чего, вы уж с ним сами решите. Как, не имеет значения. Не такой уж важный, ваш купчишка. Больше всем глаза мозолит.

Борун осмотрелся по сторонам. Ну, теперь когда обо всем мы договорились, тащи хозяин что-нибудь закусить дорогим гостям. Да выпить немного, а то от разговоров в горле пересохло.

 Корюжа вскочил с лавки.

-Сейчас, сейчас, Княже!

На столе появилось жаренное мясо, хлеб, серебряные кубки восточных мастеров, блюда той же работы и большой кувшин хмельного меда. Вислоусл поднялся, взял кувшин и налил всем, начиная с князя. Князь достал из ножен длинный нож и наколол большой кусок жаренной дичины. Глызя и Вислоусл дождавшись когда князь первым возьмет понравившуюся часть, руками ухватили сразу по два, кинули на блюда свои и принялись есть, пачкая жиром руки и бороды. Зыряй не притронулся к еде. Как и Корюжа у которого совсем не было аппетита.

-А что Корюжа у вас в землях интересного происходит? Спросил Князь. Слышал я небылицы всякие, будто про существ сказочных, что ходят людей пугают.

-Да что тут сказать Князь. Сам я не видел, а люди сказывают, будто нечисть всякая проснулась. А вот пятого дня как пропал охотник Мал. Ушел в лес и не возвратился. Сказывают, будто нашли в лесу пояс его в крови, а тела нет.

-Да то может звери задрали! Волк али медведь. А ты как баба — нечисть! Тьфу ты! Зыряй сплюнул и посматривал зло из под густых бровей на Корюжу.

-Может и звери задрали, да только опытный охотник он был. Странно это все.

-А скажи купец, что слышно от степной стороны? Что твои люди сказывают? Снова спросил Борун.

-Да тоже самое Князь. И что нечисть повылезла, и про колдуна черного, что степняков изводит. Тургут его кличут. Что будто он из глубины степей пришел, и смерти не знает. И что не человек он вовсе, а демон черный. А войны его не живые. Всех их он из мертвецов созывает.

Зыряй снова зло сплюнул и махнул в сторону рассказчика рукой.

-Одни сказки князь. У меня должник был. Так тот тоже недавно сказывал, будто вез мне долг как обещался, да только в лесу упырь ему приключился. И еле ноги он унес, а золото что вез, на дороге бросил. Всыпали ему мои люди палки, но для правды поехали на то место. Ни повозки, ни коня ничего. Что только не сочинят, чтобы долг не отдавать.

-Так, а почему ты говоришь, был? Все-таки расплатился с тобой должник тот? Чавкая, спросил Глызя.

-Расплотился. Скажешь тоже. Я все, что было у него забрал и все равно не хватило, чтобы долг отдать. Сейчас он у меня в работниках ходит работу черную делает. Глядишь, через несколько лет отпущу его, если лениться не будет.

-Так этож не по традициям нашим Зыряй! Он не пленный враг чтобы в рабах ходить.

-Много ты Вислоусл понимаешь в традициях. Махнул на него рукой Зыряй. У кого сила есть, деньги, тот сам себе традиции устанавливает.

-Правильно, правильно старик. Людишек, надо крепко держать, чтобы послушнее были. И князю своему вовремя налог платить тогда и порядок будет. Борун посмотрел на Корюжу. Так, а что еще сказывают? Волхвы что говорят, про нечисть вашу.

-Говорят о сплочении, о грядущей тьме только я не разумею многого из речей их. Они с духами и богами говорят, а мне-то куда в этих делах. А сейчас слышал я, все волхвы ушли в лес. Говорят место там есть, волшебное вот туда они и подались. А что там они делают, кто знает.

-Не люблю я волхвов! Всех бы колдунов перерезал! Сверкнул глазами Зыряй. Богов я чту, а этих колдунов терпеть не могу. Сегодня он с богами говорит да людей лечит, завтра на тебя порчу нашлет. Чем они дальше, тем лучше.

-Ну тут Зыряй ты не прав. Волхвы разные бывают. Вот мой провидец Бальрат очень полезный человек. Он у духов узнать может, как вернее поступить. Так что всегда к его словам прислушиваюсь мудрый старик. Заметил Князь.

-Все они мудрые до поры до времени, проворчал Зыряй. 

-Время позднее уже пора нам расходиться. Мед у тебя Корюжа знатный. Пришли мне в подарок бочонок другой. Уважишь князя?

-А как не уважить! Завтра же снаряжу к вам подарочек.

-Ну и хорошо. Открывай засовы свои.

Князь и гости поднялись. Вислоусл, запихнул не доеденный кусок мяса себе в рот и жуя направился к выходу. Одевши свои истрепанные одежды, и надвинув шапки на глаза, вышли в ночь гости. А Корюжа закрыл дверь и облегченно вздохнул.

-Ох и не люблю я заговоры эти, да дела темные. Помогите мне боги сохранить семью мою живой здоровой и достаток. Завтра же на капище пойду, дары оставлю.

 

 

Люди толпились вдоль дороги, по которой на санях везли тело князя к погребальному костру. Три белых коня запряженные в них шли ровным шагом. За санями двигались плакальщицы, а по обе стороны от процессии, дружинники.

Маленький светловолосый мальчуган внимательно наблюдал за происходящим. Он стоял, впереди, держась рукой за подол платья своей бабки, чтобы не потеряться. Происходящие было ему не очень понятно, но до жути интересно. Статные воины в доспехах и красными щитами особенно восхищали мальчугана. Слегка приоткрыв рот, он смотрел на них, не отрываясь. Когда сани поравнялись с мальчуганом тот смог разглядеть что в ладье, водруженной сверху саней, лежит человек весь в белой одежде. Бабка наклонилась к внуку и шепотом сказала:

— Смотри внучек. Это нашего князя везут в последний его путь на земле. Его провезут через «звездный мост». Мост этот служит переправой между миром живых и мертвых. Явью и Навью. Чтобы душа князя попала на «тот свет» нужно свершить это. Князь наш, пройдя по нему, попадет во Ирий Светлый, откуда и будет смотреть на нас.

-Бабушка, а туда все попадают? так же шепотом спросил мальчуган.

-Нет Путява, только те, кто по прави жил. А разбойники обманщики и лиходеи падают в холодный сумрак Нави прямо с звездного моста.

-А там страшно?

-Там очень страшно внучек.

Мальчуган поежившись, снова спросил.

-Бабушка а почему он в лодке лежит? И почему не на телеге. Снега же нет уже.

-Путь не близкий ему предстоит потому, и добраться на ладье сподручнее будет. А сани, чтобы телега не прыгала на дороге и не тревожила его.

-А что это за человек голый по пояс идет там. Мальчуган указал пальцем.

Бабушка быстро убрала его руку.

-Не делай так не хорошо это! То Жрец перунов. Он обряд проведет. Лодью поставят на краду высокую, из палений сухих, носом на закат солнца. Жрец зажжет факел и стоя спиной к ладье, запалит краду. Когда костер догорит, прах князя соберет княгиня в красивый кувшин. Вместе с дарами его закопают, и на том месте будет высокий курган.

Мальчуган провожал глазами процессию, идущую к Перуновой горе.